Мама - директор( Светлана Викторовна Федулова о маме, Искре Васильевне Тандит. В день памяти)

Сегодня день памяти мамы – ТАНДИТ Искры Васильевны, первого директора 734 школы (11.09.1932 – 06.09.2014). Хочется погрустить, а вспоминается что-то веселое… Я пошла в школу в 1973 году. Дружба с девочками в то время была за гранью моего сознания. Поэтому меня окружали мальчишки – причем, самый «цвет общества». Отпетые хулиганы, двоешники были лучшими друзьями и часто ходили ко мне в гости. Обычно они караулили момент, когда родители «отчаливали» на работу, - и тут же оказывались у меня в дверях. Школа наша была переполнена в то время, и часть началки училась во вторую смену - поэтому гости приходили рано утром. Мама закрывала дверь на ключ, я слышала сквозь сон ее шаги по лестнице – а через минуту раздался звонок. Как была , в пижаме, я побежала открывать дверь. На пороге стояли мои три друга: Саша, Сережа и Вова: - Мы к тебе! Смотри, что нашли! - и я увидела настоящие милицейские наручники, только очень ржавые. - Давай в бандитов и милицию! Бросили жребий, разбились по парам. Я с Сашей – милиция, Вова с Сережей – бандиты. Мы с Сашей занимались спортом, были покрепче, поэтому один бандит был тут же скован ржавыми наручниками, связан веревками и отсечен от сражения -«брошен в тюрьму» (мы его попросту заперли в ванне). Узник орал и колотил ногами в дверь, но… советские люди строили хрущёвки на совесть и всё было очень прочным. Теперь надо обезвредить второго. В ход пошли подушки и одеяло с моей неубранной кровати. У бедного Вовки не было шансов спастись – его прочно замотали капроновыми калготками директора школы, на голову надели наволочку и стали запихивать в ящик для белья открытого дивана. Тут я услышала, как во входной двери зазвенели ключи… Наверное, это мама зачем-то вернулась.. Мы с Сашей замерли в ужасе, посмотрели на тело в ящике - и быстро попытались закрыть диван, чтобы как-то его спрятать.. Но Вовка никак не упихивался. Хлопнула дверь. И мы не сговариваясь, бросились в коридор, навстречу опасности, надеясь, перехватить маму, как-то отвлечь и помешать ей войти в комнату. - Здравствуйте! – сказали мы хором. - Здравствуйте! – мама подозрительно смотрела на наши разгоряченные лица. В этот момент из ванны послышались громкие стоны. - А что здесь происходит?! Мама подошла и открыла ванну. На полу лежал притомившийся долбить в дверь Серега. – Вставай! – потребовала мама и помогла ему подняться. – Какой ужас! –константировала она. – Кто еще тут у нас? – она двинулась в комнату. Мы побежали на опережение, чтобы помочь Вовке. Но мама уже увидела лежащее в диване тело с наволочкой на голове, которую мы – эх, зря - поторопились сдернуть. - У, ЁП! – воскликнул Вовка, увидев перед собой директора школы. Мы вытащили его из дивана, размотали колготки. Искра молча смотрела на нас. Все стояли, опустив головы. В комнате повисла гробовая тишина.. В моей голове мгновенно пронеслось будущее: ребят сейчас выгонят, дружбу эту запретят, для меня «никаких гулять» и затвор. Кто-то жалобно всхлипнул. Я подняла глаза. Тяжелый взгляд матери «убил» наповал, затем она медленно спросила: - Почему ты в пижаме?! Я не знала, что ответить. - У нас гости, а ты в пижаме? Где чай? («Боже мой, какой чай? При чём тут чай? Чаем мы не кидались!» - не понимала я) Ты напоила гостей чаем, накормила?! Сознание никак не возвращалось к нам, и смысл слов доходил очень долго. - Так, Света, иди переодевайся, убирай этот бардак! Мальчики, за мной - на кухню! Поможете накрыть на стол. Через пять минут ложечки бодро стучали, размешивая сахар в чашках, гости намазывали варенье на булку, а мама, взяв забытые документы, давала наставления перед уходом: - Посуду за собой помоете, всё уберете, дверь на два оборота закроете. И в школу не опаздывать!! Так закончилось самое страшное утро моего детства). Неожиданно. Радостно. На следующий день на уроке Вовка спросил меня шепотом: - К тебе сегодня можно? - Даа, - ответила я, - мамы дома нет, у нее родительское собрание допоздна. - Нее, - Вовка обиженно надул нижнюю губу, - я лучше приду, когда она дома будет.. Мама всё прощала… Хотя еще не раз ей приходилось находить в шкафах моих спрятавшихся друзей, подметать с пола осколки разбитых ваз, потому что квартира превращалась в футбольное поле, слушать рассказ испуганной соседки о том, как кто-то уходил от нас по связанным простыням прямо из окна. А приближаясь к своему подъезду она часто слышала из открытой форточки второго этажа: «Атас! Директор идет!» Но никогда наши проделки не смогли заставить ее закрыть двери дома для друзей. Эта счастливая особенность сохранялась и в школе: ее двери были широко распахнуты всем, кто хотел прийти. Так, для меня – как и для многих других – постепенно стиралась грань между Домом и Школой… Не знаю, надо ли добавлять фразу: Искра была прекрасным человеком… Уже пять лет, как ее нет рядом. Хотя – рядом…. А как праздновались дни рождения! Это событие всегда было главным праздником для нашей семьи. Двери дома открывались для гостей с раннего утра и до поздней ночи. Люди вереницей шли с поздравлениями, квартира не вмещала людей и за стол садились в очередь. Часто процесс затягивался на несколько дней, а отголоски - на недели. Мы даже пытались как-то упорядочить празднество, но потом махнули рукой.. Искра была счастлива. Она любила собирать разных людей вместе. Много. Всех кормить, слушать, обнимать, вместе смеяться, - вообще, поговорить радостно, за столом о важных вещах. Всё быстро перерастало в домашние педсоветы и к нам незримо присоединялись какие-то дети: Пети, Вовы, Нины... Постепенно сложились традиции: Мара приходит с арбузом, Валерия Михайловна поет блатные песни, Федор Федорович танцует в белой панаме, Фаина Абрамовна печет песочные печенья, Тубельский произносит красивые тосты. Мы, дети (брат и я), - убираемся, натираем мастикой линолеум до блеска, моем посуду, подаём блюда на стол - и ни гу-гу!!) Так продолжалось всю ее жизнь.. до самого последнего дня рождения... И пытаясь понять этот феномен, этот секрет необыкновенной любви к ней, невольно обращаюсь к ее родителям... Ведь это они смогли вырастить эту девочку - Искорку- для которой всегда и при всех формациях самым важным оставался Человек. Люди вокруг - высшим даром.. Отец - Василий Васильевич Корнеев был врачом, хирургом. В 1914 году, как только началась война, ушел добровольцем и стал главврачом санитарного поезда. Пытаюсь посчитать: сколько лет ему тогда было? Чуть больше 20.. Мать - Корнеева (Благосклонова) Вера Александровна осталась с их первенцем одна в поселке под Владимиром. Пока отец спасал жизни раненым в поездах, маленький сын заболел дифтерией и умер.. Конечно, если бы отец в тот момент был рядом - он бы сделал всё необходимое и спас ребенка. НО... Вера похоронила сына, зарезала всю живность: корову, козу, закрыла дом - и уехала к своему любимому Васеньке в эшелон санитаркой. На войну. Так они шли всю жизнь рядом. Потом родили троих детей. Старшие сыновья были опорой. Василий построил в городе Владимире больницу (она функционирует до сих пор), вокруг него всегда было много людей - коллег, благодарных пациентов. Талантливого врача заметил Семашко - и перевел к себе, в Москву. Так вся семья оказалась в Измайлово. 1930 год. Но ведь Василий в прошлом - белый офицер... В 1932 он уехал срочно на Дальний Восток - бороться с эпидемией чумы. Там, по официальной версии, был убит: всю группу врачей расстреляли бандиты. Его жена Вера не смогла поехать хоронить мужа. На ее руках было двое маленьких сыновей и она вот-вот должна была родить третьего ребенка - дочь... Искру. Мама никогда не видела отца, но благодаря своей матери ЗНАЛА его.. Вера на всю жизнь осталась вдовой, не приняла ни одно предложение руки и сердца - которых было очень много. Она стала директором 429 школы - той самой, которая не подчинилась приказу Сталина и не закрылась в 1941 году, когда немец стоял под Москвой. Здесь учителя продолжали учить детей. Такие корни были у мамы... Крепкие, глубокие, на века... Именно такие она пыталась заложить и в 734. Думаю, ей это удалось..